Домой Разное «Восьмерка» для России – это ставка на российскую «пятую колонну»

«Восьмерка» для России – это ставка на российскую «пятую колонну»

20
0

Владимир Павленко

«Восьмерка» для России – это ставка на российскую «пятую колонну»

Китаю объявлена война, пока торговая. И Россия в этой войне нужна Западу для того, чтобы Пекин остался в одиночестве. Отсюда и приглашение в «восьмерку». Затем же, когда с Китаем расправятся, одной против всех останется Москва, и о российском участии в «восьмерке» мигом забудется на фоне множащихся, как грибы после дождя, претензий и ультимативных требований.

 

После провального саммита «Группы семи» в Биарицце Запад продолжает ритуальные пляски вокруг России в связи с вопросом ее гипотетического участия/неучастия в «Группе восьми». Тема мусолится уже неделю. Высказались по ней и на Западе, и в России все, кому не лень, от кого что-то зависит и не зависит ничего. В распоряжении обсуждающих имеется реакция Кремля, из которой следует, что такой организации как «восьмерка» не существует, и на нет суда нет. Ее, кстати, не существовало и раньше: в отличие от любых международных объединений, у G8, как и у G7, не было, и нет ни устава, ни Секретариата. А значит, отсутствуют процедуры принятия и исключения, то есть механизм членства.

Конкретнее всего, кстати, высказался президент США Дональд Трамп: без России нельзя обсуждать вопросы Сирии, КНДР, Украины. Такая постановка вопроса, с одной стороны, привлекает своим прагматизмом, поскольку лишена дешевого и наносного идеологического морализаторства. С другой стороны, правда, проблема в том, что обсуждать с Россией эти вопросы в формате G8, при том, что сам этот клуб есть упомянутая проекция «закулисной» Трехсторонней комиссии, объединяющей элиты Северной Америки, Европы и Японии (под видом АТР), само по себе уже фарисейство. Ибо «трехсторонняя» глобальная организация самостоятельного места России в мировом порядке не отводит, и любое такое обсуждение отягощено двойным стандартом западного отношения к нашей стране. Тактически они с нами хотят разговаривать, но лишь для того, чтобы реализовать стратегию, направленную на наше разрушение/подчинение по колониальной модели.

Ну, а когда стало понятно, что Москва с радостным согласием не спешит, а трамповский прагматизм двойных стандартов повисает в воздухе, к делу подключили госдеповский агитпропактив. И принялись выдвигать нашей стране условия вхождения в «восьмерку», создавая у западной общественности впечатление, будто Москва сборище в Биарицце не послала по известному маршруту, а деятельно включилась в обсуждение тамошней повестки. Вот и эмиссар Белого дома по Украине Курт Уолкер эти условия повторил за своими «старшими товарищами». Вроде как со своей колокольни — в связи с Крымом. Он-де эту тематику курирует, вот и говорит. «Имеет право». Что на самом деле? Почему тема «восьмерки» приобрела такой резонанс, что как будто горячую головешку в муравейник, виноват, человейник западный засунули? Три основных стороны этого неподдельного интереса наблюдается.

Первая, самая простая. Отработка американского комплекса неполноценности, поколебавшего им представления о собственной «исключительности». Назовем вещи своими именами: США проиграли России переломный рубеж весны 2014 года. Крым однозначно от Украины уходил. Виктор Янукович как раз в тот момент завершал переговоры о фактической продаже его Китаю в проект «Пояса и пути». Вашингтон же, ставящий на первое место не экономическую, а военно-политическую составляющую, вынашивал планы на волне киевского «шухера» взять полуостров, а с ним и весь черноморский бассейн, под натовский контроль. Однако вмешалась Москва. Да так, что глазом никто моргнуть не успел. В Пекине, кстати, особо «моргать» и не собирались: Россия к «Поясу и пути» относится благосклонно, так что логистика маршрута не пострадает, если не брать в расчет несостоявшийся проект глубоководного порта, вдающегося на несколько километров в сушу в одном из лучших курортных мест.
READ  Оксана Самойлова пожаловалась на отмену празднования дня рождения дочери из-за надвигающегося урагана

А вот американское самолюбие и, главное, интересы получили мощную оплеуху. И недаром вслед за «крымской весной» последовало масштабное разбирательство в ЦРУ и Пентагоне на тему «кто виноват в том, что прощелкали планы русских». И теперь вот, проиграв на местности, компетентные структуры в США пытаются взять реванш хотя бы в моральном плане, выдвигая бредовые требования в качестве условия к тому, что Россию не интересует. А «восьмерка» нам, как суверенному государству, а не либерально-корпоративной «малине», действительно не интересна. Что надо, можно обсудить в двусторонних форматах, а слушать лекции на тему «прав человека» — для этого есть уровень ПАСЕ. Поэтому с уолкеровским пассажем о том, что «в 2014 году Россию исключили из G8 из-за аннексии Крыма, и я бы хотел увидеть, как все это возвращается обратно, хотел бы видеть, как Россия уходит из Крыма», даже спорить невозможно, такой это абсурд. Ответ на это проще некуда: «Хотеть не вредно, вредно не хотеть». Очень хочет? Пусть хотеть продолжает.

Наглядной иллюстрацией ко второму мотиву, почему тема муссируется, стало неудачное, мягко говоря, заявление официального представителя российского МИД Марии Захаровой, которая попеняла европейским участникам «семерки» за что? За солидарные выступления против приглашения России в «восьмерку», в которых она усмотрела противоречие с провозглашаемыми Европой принципами либеральной демократии. Нет ничего более далекого от истины, чем это утверждение. Ибо это не Запад этим принципам изменил, он-то как раз в них последователен. Просто сами эти принципы изначально лицемерны в том, что не работают за пределами капиталистической системы, то есть носят классовый характер, выдавая за «демократию» защиту не народных, а буржуазных интересов. Но в системе глобального капитализма есть неизменное ядро, а есть бессменная и безнадежная периферия. Поэтому по сути Захарова обвинила европейскую буржуазию в том, что она эти принципы культивирует в собственном «центральном» кругу, не желая принимать в него российскую буржуазию с ее периферийной местечковостью. То есть взяла на себя функцию спикера этой российской буржуазии. Хотя вот за этот отказ Запад на самом деле благодарить нужно, а не ругать, иначе наши компрадоры непременно нашли бы возможность обменять страну на свои периферийные амбиции, продав ее с потрохами. По Марксу, за 300% прибыли, которых после продажи, разумеется, не увидели бы, как собственных ушей.

READ  В Башкирии «передумали» обсуждать введение налога на бездетность

Захарова, наверное, невнимательно ознакомилась с позицией президента России Владимира Путина, который относительно недавно и вполне обоснованно говорил, что либерализм себя исчерпал. Надо полагать, не только как идеология, но и как прикрытие «центрального» статуса капиталистического Запада, которому в его «центре» таким образом предложено подвинуться. Именно поэтому на Западе на те его слова так нервно отреагировали и на немалом уровне — от Бориса Джонсона до «вчерашних» Терезы Мэй и Дональда Туска. Остается выяснить, что на Западе складывается вместо либерализма. Когда из него вычитается демократия, в остатке получается фашизм. Это и есть конечный пункт деградации Запада в попытках сохранить мировое господство.

Иначе говоря, выдвигая России лицемерные «условия» принятия туда, куда «принять» нельзя и куда она вообще не собирается, Запад адресует свои месседжи не только собственной, но и определенной части российской общественности. Какой? Во-первых, остаткам перестроечной диссидентской псевдоинтеллигенции с их романтическими «идеалами демократии». Во-вторых, либералам с их связями в МВФ и других структурах Запада. В-третьих, части проолигархической номенклатуры с ее «прагматическими» интересами: счета, недвижимость, семьи. «500 миллиардов долларов вашей элиты лежит в американских банках, — пояснял эту коллизию Бжезинский. — Вы еще разберитесь, это ваша элита или уже наша». Приглашение в «восьмерку» — это попытка «развести» народ с элитой таким образом, чтобы последняя подставила государство, сделав его «крайним» в глазах широкой общественности. Классический оранжевый сценарий. Не получилось.

И можно только поблагодарить главу «Ростеха» Сергея Чемезова за его недавнее предупреждение, которое практически никто из аналитиков так и не расшифровал потому, что искали черную кошку в темной комнате, где ее не было. На самом деле так давно уже сложилось, что условные либералы отвечают за экономику и не лезут в вопросы безопасности, которые курируют условные силовики. И наоборот. Первым это статус-кво, помнится, нарушил Алексей Кудрин, когда в мае 2016 года предложил Владимиру Путину «снизить геополитическую напряженность», прекрасно понимая не только то, что предлагает подписать капитуляцию, но и что залезает не в свои вопросы. «Лишку откусывает». Предупреждение Чемезова — ответный ход, который сделан в ситуации либерального блицкрига во внутренней политике, когда не сделать его было нельзя из-за появившейся в связи с этим угрозы национальной безопасности. Ответить на этот вызов можно, лишь отодвинув либералов от рычагов внутренней политики, и похоже, что именно это в виду и имелось.

Третья сторона беспрецедентной популярности темы «восьмерки» — продолжающийся троллинг Западом укрепляющихся российско-китайских отношений с надеждой обратить эту тенденцию вспять. Еще раз глянем на итоги «семерки». Вопрос о России там обсуждался, мнения разошлись, вопросу сделан пиар. Но никто не предложил другого формата «восьмерки» — без России, но с Китаем. Глава международного комитета нашего Совета Федерации Константин Косачев не в счет, ибо он не это предлагал, а «десятку», с Россией, Китаем и Индией. Вот это и есть железное свидетельство западных, прежде всего американских приоритетов: Китаю объявлена война, пока торговая. И Россия в этой войне нужна Западу для того, чтобы Пекин остался в одиночестве. Отсюда и приглашение. Затем же, когда с Китаем расправятся, одной против всех останется Москва, и о российском участии в «восьмерке» мигом забудется на фоне множащихся, как грибы после дождя, претензий и ультимативных требований.

READ  Атомное озеро Чаган — экспериментальный проект СССР

И эта дилемма своего рода момент истины. Для решения своих геополитических задач, центральной из которых на данном этапе является «сдерживание» Пекина, западные элиты, натягивая овечью шкуру на свою волчью натуру, подогревают в России протестные настроения, чтобы натравить их даже не столько на власть, сколько на само государство. Сочетая этот месседж с прямым наездом на Поднебесную в грубом стиле российских 90-х годов, Запад спекулирует на антикитайских фобиях прозападной части российских элит и эти фобии эксплуатирует.

Итак, еще раз, в качестве резюме. Укрепляющийся альянс Москвы и Пекина кукловоды западной политики видят самой страшной угрозой, о недопустимости реализации которой еще в «Великой шахматной доске» их предупреждал Бжезинский, подчеркивая, что никто в обозримом будущем не должен смочь бросить вызов американскому лидерству. До тех пор, пока на основе этого лидерства не сформируется «центр по-настоящему совместной политической ответственности» и наступление «нового миропорядка» не станет необратимым. Разрушить российско-китайские отношения, на корню подрубив альтернативу западной гегемонии, кукловоды пытаются изнутри этой альтернативы, обращаясь к прозападному крылу российской общественности, которое они считают одновременно и своим активом, и «слабым звеном». Тема же «восьмерки» для этого избрана ввиду того, что она лучше всего подходит под эти задачи.

И это далеко не первая такая попытка. Были на нашей памяти и Киотский протокол с концепцией «устойчивого развития», и планы реформирования Совета Безопасности ООН, впервые озвученные в 2004 году, и тема новой мировой резервной валюты, которую, безуспешно проехавшись на ней в 2009 году, пытаются оживить уже сейчас. Вариантов много, цель одна: ни в коем случае не допустить совместных действий Москвы и Пекина против западных планов. И в том, что это далеко не финиш, и что от наших столиц и лидеров в первую очередь требуется психологическая устойчивость перед этим давлением, сомнений нет никаких. Как нет их и в том, что если противник мечется, мельтешит, шарахается из стороны в сторону, а дела его тем временем идут не лучшим образом, то наша сторона все делает правильно.

 

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь